Перспективы АПК в 2023 году:
в какую сторону хозяйствам менять вектор развития?

2022 год был сложным для многих отраслей экономики. Сельское хозяйство – не исключение. Особенно тяжёлая ситуация сложилась на рынке зерна: закупочные цены на пшеницу, ячмень, кукурузу едва ли оправдывают затраты на выращивание этих культур. В этих условиях хозяйства юга России, где зерно составляло основу производства, задумываются о том, как можно диверсифицировать бизнес, чтобы он приносил больше прибыли. Эта тема и стала главной во время традиционного итогового заседания Клуб агрознатоков.
Генеральным партнёром мероприятия выступила компания НВП «БашИнком».
НВП «БашИнком» является крупнейшим производителем биопродукции в России. Предприятие было основано в 1991 году. За 32 года компания прошла большой путь от производства на малых площадях до ведущего биотехнологического предприятия России, которое объединяет шесть заводов, на которых работает более 600 специалистов.

Мощный научно-исследовательский центр предприятия включает пять лабораторий, где трудятся 28 докторов и кандидатов биологических и сельскохозяйственных наук, а также более сотни научных сотрудников.

НВП «БашИнком» ведёт научно-исследовательскую работу с 45 НИИ и аграрными университетами России.

Партнеры

Каким был 2022 год для АПК Ростовской области?

По традиции открыл встречу представитель минсельхозпрода Ростовской области. Замминистра Дмитрий Репка отметил, что в 2022 году АПК Ростовской области демонстрировал положительную динамику: за первые десять месяцев года прирост в производстве сельхозпродукции составил 5%, а в пищевой и перерабатывающей промышленности – 11%.

Удалось в очередной раз добиться успехов в отрасли растениеводства. Собран большой урожай – 15,3 млн тонн зерновых культур, около двух миллионов масличных культур, 200 тысяч тонн овощей, более 200 тыс. тонн картофеля, 800 тыс. тонн сахарной свёклы. По всем позициям есть рост и в животноводстве: скота и птицы на убой в живом весе произведено на 21% больше, яйца – на 22%. Производство молока – на уровне прошлого года, – рассказал Дмитрий Репка.

Хозяйства продолжают увеличивать клин орошаемых земель. В 2022 году он увеличился на две тысячи гектаров, в 2023 году – согласно проектам, которые отобраны для финансирования на следующий год – вырастет ещё на 4,5 тыс. га.

Положительная для донских производителей новость заключается в том, что утверждённый на 2023 год уровень господдержки не снизится по сравнению с 2022 годом и составит 5,3 млрд рублей. (В целом на российский АПК, по словам министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева, будет выделено 254 млрд рублей – на 26 млрд меньше, чем в 2022 году).
– Приоритетным направлением финансирования по-прежнему останется техническая модернизация, – отметил Дмитрий Репка.
В последние пять лет Ростовская область была лидером по приобретению техники среди всех регионов: за 5 лет приобретено более 1,5 тысяч комбайнов, более трёх тысяч тракторов, удалось на 11% обновить машинно-тракторный парк. В текущем году, однако, регион повторит динамику, свойственную всей стране: темпы приобретения техники сократятся на 20-25% по итогам 12 месяцев. К началу декабря было закуплено 792 единицы тракторов, 383 комбайна, 2430 единиц другой техники.

– Вместе с тем приобретаются тракторы более энергонасыщенные. Е если брать энергетические мощности, то на один гектар посевной площади сегодня мы имеем 196 лошадиных сил. Это на 4% больше, чем в 2021 году, – подчеркнул Дмитрий Репка.
В 2022 году впервые в истории Ростовской области за год было приобретено более 1 миллиона тонн минеральных удобрений в физическом весе. Это на 7% выше показателя прошлого года. Хозяйства, которые проходили государственного агрохимобследование полей, по-прежнему могут претендовать на получение субсидии на внесение фосфорсодержащих удобрений.

– Производителям зерновых культур в Ростовской области в 2022 году было выделено более 1 миллиарда рублей. На следующий год пока заложено 596 млн рублей, – рассказа Дмитрий Репка.

Осенью в Ростовской области был заложен неплохой фундамент для будущего урожая: аграрии сохранили площади под озимым клином и посеяли 2 миллиона 900 тыс. га культур.

– Площадь под озимыми больше, чем в прошлом году, и эти посевы нужно довести до достойного урожая, – отметила на мероприятии директор ГЦАС «Ростовский» Ольга Назаренко. – Метеорологи прогнозируют благоприятную погоду: ни в январе, ни в феврале не должно быть высокого мороза. Темпертура по прогнозу – в пределах 11 градусов. Самое интересное, февраль – пока без потепления. У нас может не быть февральских окон, и тогда придётся оттягивать первую подкормку ближе к марту, а может, даже к середине марта – март тоже по прогнозу довольно холодный.

Ольга Георгиевна призвала хозяйства не экономить, а максимально выдержать ту технологию питания, которая была отработана за последние годы.

– Запасы влаги на паровых полях хорошие – до 195 мм и даже больше. На непаровых – не выше 130 мм, и нет промачивания метровой толщи. Горизонт подвешенной влаги – на 60, максимум 70 см, а где-то даже до 30-40 мм. И только на паровых посевах есть более-менее достойные запасы нитратного азота. Дефиит азота может быть серьёзным, – предупредила Ольга Назаренко.
Зерновой демпфер: пошлина остаётся, субсидия меняется

Одной из самых острых тем остаётся вопрос о зерновом демпфере. В следующем году ставка зерновой субсидии будет меняться в зависимости от того, застраховал аграрий свои посевы или нет: для застрахованных площадей предусмотрен коэффициент 1, для не застрахованных – 0,8, рассказал Дмитрий Репка.

– В этом году на субсидирование зерна Ростовская область получила 560 миллионов рублей. А сколько должна была бы получить, с учётом ставки в 2000 рублей? – поинтересовался глава АККОР Ростовской области, фермер Алексей Жданов.

– Документов сдали на 2 млрд 500 млн рублей, – ответил Дмитрий Анатольевич. – Тем, кто не получил субсидию, обещают дать в следующем году. Со ставкой министерство ещё будет определяться.

Замминистра объяснил, что в этом году Ростовская область получила два транша на поддержку производства зерновых. Первый транш составил 517 миллионов рублей, а ставка – 200 рублей на тонну зерна.

– Эту субсидию получили все, кто сдал документы. Мы сначала даже не могли освоить эти деньги: понятно, что 200 рублей – не та сумма, за которой люди выстроятся в очередь, поэтому мы призывали хозяйства сдавать документы, – рассказал Дмитрий Репка. – Второй транш был из резервного фонда, со ставкой две тысячи рублей. Получали субсидию те, кто занимается молочным или мясным скотоводством, в порядке поступления документов. Обязательное требование – чтобы партии зерна были проведены через ФГИС «Зерно».
Тему зернового демпфера и экспортных пошлин продолжил глава ассоциации «Народный фермер Кубани» Константин Юров. Константин Станиславович обратил внимание на то, что Минсельхоз России, отказываясь отменять пошлины, аргументирует тем, что у растениеводов по-прежнему сохраняется высокая рентабельность (выручка минус затраты) – около 50%. Такой подход к оценке зернового производства Юров считает некорректным.

– Рентабельность затрат и рентабельность капитала – разные понятия. Когда мы говорим о сезонных затратах, то это лишь 1/9 часть от того, что было инвестировано в сельскохозяйственный бизнес. Когда минсельхоз называет цифру 50% рентабельности, фактически мы имеем в данном случае 5% рентабельности заложенного в этот бизнес капитала, – пояснил Константин Юров. – Мы в ассоциации видим, что, когда данные подаются в Москву на анализ министерству, там речь идёт только о показателе рентабельности затрат. Мы не должны вводить людей в заблуждение нашей рентабельностью. Она не такая у нас. Очень важно, чтобы это и правительство это понимало, чтобы и производители, и государственные органы договорились применять показатель, который отражает действительность.
Александр Затонский: «Спрос на российскую пшеницу вырастет в 2023 году»

Если в 2021 году на искусственное сдерживание цен жаловались только растениеводы, то 2022 год стал «не рыночным» и для экспортёров зерна.

– Поставка зерна за границу осложнялась разными играми против нас, – рассказал на «Итогах» Александр Затонский, руководитель трейдинговой компании Quest Group. – Санкции против нас были в основном скрытыми, но, тем не менее, российское зерно по-прежнему востребовано на мировом рынке, дискредитация российских трейдеров не удалась. Несмотря на огромный потенциал зернового экспорта, отгрузки достаточно сильно просели в начале сезона, и по сравнению с 2021 годом мы шли хуже. Но сейчас, к концу года, наращиваем темпы экспорта. Мы уже превзошли показатели прошлого года и декабрь оценивается позитивно.

Александр Затонский подтвердил наличие репутационных рисков, в результате которых российская пшеница на мировом рынке продаётся дешевле конкурентов. Сегодня её цена на 5-10 долларов за тонну ниже, чем за аналогичное зерно во Франции или Румынии. Значительно усложнили работу санкции, введённые в отношении банков. В начале сезона очень дорогим был фрахт судов, сейчас ставки фрахта стали снижаться.
Изменилась структура экспорта: в лидерах по-прежнему остаётся Турция, Иран снизил закупки в связи с тем, что собственный урожай страны в этом году больше, чем в провальном 2021-м. Устойчивый спрос на российскую пшеницу есть у Пакистана, Египта, Алжира, Саудовской Аравии. Появляются и новые рынки: «нежданно-негаданно» в числе импортёров российской сельхозпродукции оказались Бразилия и Мексика. С крупных портов зерно также движется в Бангладеш, Индонезию.
Гости «Итогов 2022» поинтересовались, ждать ли ажиотажного спроса во второй половине сезона?

– Да, уже много сделано продаж на январь и февраль, эти два месяца видны, а дальше посмотрим, – ответил Александр Затонский. – Логично задать вопрос: «Повышается спрос, а что с ценами?». Вторая половина должна быть не хуже первой, а может быть, даже и лучше.

Гости «Итогов 2022» поинтересовались, ждать ли ажиотажного спроса во второй половине сезона?

– Да, уже много сделано продаж на январь и февраль, эти два месяца видны, а дальше посмотрим, – ответил Александр Затонский. – Логично задать вопрос: «Повышается спрос, а что с ценами?». Вторая половина должна быть не хуже первой, а может быть, даже и лучше.
Особенности поставок зерновых и масличных на экспорт в условиях санкций и пошлин
Как продать на экспорт муку и крупу?

Тем, кто хочет получать больше, чем предлагает зерновой рынок, стоит задуматься о собственной переработке или кооперации с переработчиками зерна, считает Александр Санеев, руководитель представительства Российского экспортного центра в Ростовской области.

– Мы занимаемся развитием несырьевого экспорта, продуктов высокого передела. Мы также выступаем администратором нескольких мер господдержки экспорта, в частности, субсидии на продвижение продукции на зарубежных рынках. Оказываем аграриям и нефинансовую поддержку: учим, подсказываем, проводим анализ зарубежных рынков, – рассказал Александр Васильевич.

При участии Российского экспортного центра в нескольких странах были организованы шоу-румы российской продукции. Это павильоны с постоянной экспозицией российских товаров, куда иностранная компания может прийти, попробовать продукты, обсудить условия сотрудничества. Шоу-румы РЭЦ сегодня работают в Китае, Вьетнаме, Объединённых Арабстких Эмиратах, Индии. В этом году новый шоу-рум появился в Саудовской Аравии.

– Иран также заинтересован в поставках. Если раньше были проблемы с расчётами, то сейчас их уже нет. Кроме того, иранские компании готовы покупать российские товары внутри страны, без экспортных рисков для наших компаний, – заметил Санеев.

Экспортёрам пищевых продуктов государство оказывает различную поддержку: например, выплачивает субсидии, которые компенсируют затраты на сертификацию продукции или на транспортировку (до 25% затрат).
Как аграриям выйти на новые рынки экспорта сельхозпродукции
– Более 40 компаний в Ростовской области уже воспользовались этой мерой поддержки, – рассказал представитель РЭЦ в регионе.

Главы сельхозпредприятий спросили, как лучше перерабатывать зерно, чтобы продукт можно было поставить на мировой рынок.

– Мука, хлебцы, крахмал – востребовано всё, – сказал Александр Санеев. – Обращайтесь, мы готовы дать подробную информацию.

Владимир Бухтияров, глава ООО «Энергия» (выращивает зерно и рис, производит крупу, муку, занимается выпечкой хлеба), ответил, что выход на экспорт – заманчивая перспектива, но это отдельное направление деятельности, которое может отвлекать хозяйство от основного производства.

– Мы свою муку на экспорт продавали: к нам приезжали люди, закупали большие объёмы и отправляли за рубеж кораблями. Но это были фрагментарные закупки. Нам, конечно, нужен тот, кто бы представлял наши интересы и помогал с юридической стороной вопроса. Каждый должен заниматься своим делом.

Семена пшеницы – перспективное направление экспорта?

Продавать пшеницу за рубеж можно не только товарным зерном, но и семенами. Это направление бизнеса в России тоже успешно развивается – благодаря огромному труду учёных Национального центра зерна им. П.П.Лукьяненко. Сорта озимой и яровой пшеницы, тритикале, которые создают селекционеры НЦЗ, пользуются успехом не только по всей России, но и далеко за её пределами.

– Мы занимаемся семеноводством уже пять лет. В прошлом году произвели 15 тысяч тонн семян озимой пшеницы, в этом году – 20 тысяч тонн элиты. Из них 10 тысяч тонн были отправлены на экспорт: в Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан, Армению. Ведём переговоры с белорусскими партнёрам – здесь есть перспектива сотрудничества, – рассказал заместитель генерального директора АПК «Кубаньхлеб» Сергей Карякин.

Спрос на российские семена пшеницы и тритикале приходит волнами, поделилась академик РАН, д. с.-х. наук, заведующая отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале НЦЗ им. П.П.Лукьяненко Людмила Беспалова.

– В Узбекистане 100% полей засевается сортами нашего института. Туркмения, вся центральная Азия сеет наши сорта. Если кто-то бывал в Киргизии, может, замечал: после покупки семян селекции нашего института на полях пару лет растёт пшеница. А через три года в посевах можно увидеть и ячмень дикий, и овсюг. Так что раз в три года мы наблюдаем огромный всплеск спроса на семена. В этом году за границу было отправлено около 70-80 тысяч тонн семян селекции НЦЗ им П.П.Лукьяненко. Институт своими силами не смог бы удовлетворить этот спрос (ведь требовались определённые, районированные сорта), поэтому семена за рубеж поставляли наши индустриальные партнёры, коллеги, – рассказала Людмила Андреевна.
Элитное семеноводство. Какие возможности оно открывает для сельхозпредприятия
Академик вспомнила, как несколько лет назад говорила с руководителем семеноводческого хозяйства из Староминского района. Бизнесмен заявил, что выращивать семена было не слишком выгодно: в течение осени цена на пшеницу взлетела, и товарное зерно в октябре продавали дороже, чем в августе-сентябре – семена.

– Я ответила: «Вы продали семена в тот момент, когда товарное зерно стоило дёшево – и получили деньги на нужды хозяйства в тот момент, когда они были нужны, имея возможность придержать товарное зерно», – вспомнила Людмила Беспалова. – Приехала в то же хозяйство через год – руководитель говорит: «Как здорово, что семеноводством занимаемся. Пшеница не идёт, а семена дали возможность заложить урожай нового года».
Говоря об итогах года, Людмила Андреевна призналась: когда во время уборки семеноводы называли урожайность новых сортов (70-80, а то и 90, 100 центнеров с гектара!), счастью не было конца. Но сегодня, когда закрома полны, а сбыть зерно сложно, эйфория от высокого урожая у многих растениеводов прошла. Слышны такие заявления, что лучше бы уж Россия не собирала таких рекордов. Такие хозяйства Людмила Андреевна призвала «не гневить Бога».
– Во времена перестройки неразбериха была полная. В 1997 году Краснодарский край сеял всего 700 тысяч га пшеницы. И урожайность была около 30 ц/га. Я по заданию министерства поехала в Новопокровский и Белоглинский район, где очень жесткие погодные условия. Мы собирали глав хозяйств, чтобы рассказать им о новых сортах, о семенах, А они чуть ли не выгоняли меня из районного управления – говорили: «Какие семена! Какие новые сорта! У нас техники нет! Удобрений нет! Сеять нечем!». Ситуация была сложная. Она и сейчас сложная, но безвыходных ситуаций не бывает. Зерно – народное и государственное достояние. Мы каждый день думаем о том, что надо накормить мир. Население достигло 8 млрд человек. Зерно – основа всего: и мяса, и молока. Надо идти и дальше с более высокими урожаями.

Тем же, кто занимается семеноводством, Людмила Андреевна напомнила: семена – основа продовольственной безопасности и безопасности человечества, они будут нужны и сегодня, и завтра – всегда.

– Какими бы ни были трудности, пока с нами есть наука, которая нас поддерживает, которая за нас переживает, нам ничего не страшно, – ответил Сергей Карякин.
2023 год – время внедрять биозащиту растений

НВП «БашИнком» выпускает более 130 наименований биопрепаратов для сельского хозяйства, из них 59 предназначены для растениеводства. Это биологические фунгициды, инсектициды, стимуляторы роста растений, инокулянты, микробиологические удобрения. Есть и препараты специального назначения – например, силосные закваски и биопрепараты для утилизации отходов животноводства.

– Мы поставляем препараты во все регионы России, а также имеем широкую дилерскую сеть в Белоруссии, Грузии, Армении, Казахстане и других странах Ближнего Востока, – рассказал Владислав Сергеев, зам. директора по науке НВП «БашИнком». – Нашими препаратами обрабатывается более 10 млн. га посевов в России.

Признание рынка НВП «БашИнком» получило благодаря высокой эффективности биологических препаратов, которые были разработаны в собственном научном центре компании. Владислав Сергеев уверен, что именно за биологическими препаратами – будущее сельского хозяйства.

– Сегодня мы задумываемся о том, как снизить себестоимость своей продукции, какие технологии использовать, чтобы получать максимальную маржу. Опираясь на опыт хозяйств, с которыми мы сотрудничаем, могу уверенно сказать: правильным решением для растениеводов будет переход на интегрированные системы защиты и питания растений. Используя интеграцию химии и биологии, вы получите от двух до 20 рублей дополнительной прибыли на один рубль затрат.
В портфеле НВП «БашИнком» есть немало интересных решений. Один из самых популярных у растениеводов препарат – биофунгицид с тройным механизмом действием «Фитоспорин-АС,Ж». В этом году «БашИнком» продал рекордный объём этого препарата – более двух тысяч тонн!

В состав «Фитоспорин-АС,Ж» входят живые симбиотические бактериальные культуры Bacillus sibtilis нескольких штаммов, три вида грибов Trichoderma, лизаты ризосферных бактерий, 20 L-аминокислот растительного и микробиологического происхождения, а также аминокислоты, полисахариды, фитогормоны и витамины.
Биотехнологии как оптимальный путь производства экономически выгодной продукции растениеводства
В растениеводстве «Фитоспорин-АС,Ж» используют для предпосевной обработки семян и опрыскивания растений. Это универсальный препарат для разных сельскохозяйственных культур: зерновых, бобовых, масличных, овощных и плодовых культур, ягод.

– «Фитоспорин-АС,Ж» имеет высокую фунгицидную активность против грибных и бактериальных заболеваний и имеет длительный период защиты, – рассказал Владислав Сергеев. – Например, химические протравители, которыми вы обрабатываете семена озимой пшеницы, способны сдерживать рост патогенов в течение 20-25 дней. То есть в начале кущения их действие сходит на нет. Биологический фунгицид будет защищать корни растения на протяжении всего периода вегетации. Полезные микроорганизмы, которые содержатся в препарате, попадая в почву с обработанными семенами, заселяют прикорневую зону растений, продуцируют антибиотические вещества и ферменты, способные разрушать клеточные стенки фитопатогенных грибов.

Кроме того, в отличие от химических д.в., микробиология «работает» на защиту растений, благодаря метаболитов, и при низких температурах – от двух градусов тепла. «Фитоспорин АС,Ж» эффективен против альтернариоза, фузариозной и гельминтоспориозной гнили, плесневения семян и других заболеваний.

Всем агрономам известен ретардантный эффект от химических протравителей. Биопрепарат «Фитоспорин-АС,Ж» минимизирует его за счёт аминокислот, витаминов и органических кислот.
– Наука ещё не нашла биологический способ борьбы с головнёй, поэтому мы рекомендуем обрабатывать семена баковой смесью из химического протравителя и биологических препаратов, – отметил Владислав Сергеев.
Биологические препараты способны решать проблему не только с защитой, но и с питанием растений. Например, большой популярностью среди сельхозпроизводителей пользуется микробиологическое удобрение «БиоАзФК». «БиоАзФК» – это консорциум живых микроорганизмов: азотфиксирущюих бактерий Azotobacter chroococccum, фосфатмобилизующих бактерий Bacillus megaterium и фосфор- и калиймобилизующих бактерий Bacillus mucilaginosus. Инновационный препарат фиксирует атмосферный азот и переводит его в форму, доступную для растений, минерализует органические фосфорсодержащие соединения, растворяет силикатные минералы, высвобождая при этом фосфор и калий в хелатной форме. Кроме того, комплекс бактерий синтезирует ростостимулирующие вещества (витамины, гетероауксины, гиббереллины и т.д.).

– «БиоАзФК» в благоприятных условиях заменяет до 15 кг/га в д.в. внесение азотного удобрения и 20 кг/га в д.в. фосфорно-калийных удобрений, – отметил Владислав Сергеев. – Если мы будем дозировано вносить минеральные удобрения и при этом ещё и обогащать почву полезной микробиотой отдача от внесённых удобрений значительно повысится.
В новом 2023 году эксперт НВП «БашИнком» призвал растениеводов шире использовать возможности микробиологии в производстве: разлагать растительные остатки, бороться с болезнями и вредителями, обогащать почву полезной микрофлорой.

– Желаю, чтобы все ваши агроприёмы были экономически обоснованными и работали на прибыльность хозяйства! – пожелал сельхозпроизводителям Владислав Сергеев.
Сельхозтехника 2023: львиную долю проблем рынок ещё не решил

Одним из крайне негативных событий 2022 года был отказ европейских и американских производителей техники сотрудничать с Россией. Эту тему гости «Итогов» обсудили с Александром Алтыновым, представителем ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «Асход».

Александр Александрович отметил, что в 2022 году сломался традиционный уклад, который был на рынке сельхозтехники. Многие дилеры остались без привычного товарного потока. Сложности есть и у российских производителей.

– Происходит технологическое упрощение, сокращается линейка сложных машин, в том числе из-за отсутствия импортных комплектующих, – рассказал Алтынов. – Сроки – больная тема. С ковидных времён машины собираются очень тяжело. Часто стоят недособранными. Растут цены на логистику и компоненты. Российские предприятия пытаются переориентировать машины с западных компонентов на восточные. Но, во-первых, в этом случае мы всё равно остаёмся зависимыми от поставок из третьих стран, только «западную» зависимость меняем на «восточную». А во-вторых, нельзя в машиностроении заменить одно на другое так, чтобы всё осталось как прежде.

Системного решения проблемы с запасными частями дилеры пока тоже не нашли. И с довольно большой вероятностью не найдут в ближайшее время. Запчасти компаний, которые ушли из России, можно найти в дружественных странах, но «если в каком-то месте вам продали два раза, то это ещё не значит, что и в третий раз продадут». Везти запчасти по-прежнему долго, дорого и сложно.
Ситуация на рынке сельхозтехники к началу 2023 года
Западные крупные компании, которые приостановили свою работу на российском рынке, скорее всего, ушли надолго – и не стоит питать иллюзий, что они вернутся. Те, кто остались, стараются работать и продолжат свою деятельность, если для них работа в РФ не обернётся совсем жёсткими санкциями.

– На российский рынок в 2022 году хлынул большой поток китайской техники, отметил ещё один тренд Александр Алтынов. – Помните, что, во-первых, какого бы цвета не были тракторы, они довольно сильно друг на друга похожи. А во-вторых, эти машины сильно отличаются от того, к чему мы привыкли. Есть, например, вопросы по гидравлике. Внимательно смотрите на ратификацию, наполнение, которое есть в машине. Тогда вы сделайте осознанное, а не эмоциональное приобретение.

Прокомментировал Александр Алтынов и недавнее заявление министра Дмитрия Патрушева о том, что для облегчения ситуации на рынке сельхозтехники в 2022 году были обнулены ввозные пошлины.

– Любое решение, которое делает технику более доступной, мы воспринимаем позитивно. Но здесь нужно понимать, что пошлины не были каких-то страшных размеров, поэтому техника в три раза дешевле не станет. Обнуление пошлин, возможно, просто частично компенсирует рост цен на технику, – ответил эксперт. – Пока ковидные ограничения не уйдут, глобальному машиностроению легче не станет. Недопроизводство деталей исчисляется в двузначиных числах: производство сократилось на 20-40% от планов. По некоторым компонентам сроки поставки на сборочную линию составляют до полутора лет. Пока ситуация не наладится, техника дешевле не станет.
Мясное животноводство: говядину придавил импорт, но шанс на развитие есть

Для мясной отрасли России 2022 год был одним из самых удачных за последнее время. В целом производство всех видов мяса в России вырастет на 3,5%. Это около 11,5 млн тонн в убойном весе – рекорд, который был обеспечен в основном за счёт свинины и птицы.

– Вступили в строй новые свиноводческие объекты. В промышленном свиноводстве прибавка очень существенная – почти 8%. Ситуация по АЧС в 2022 году была, если не благополучной, то, по крайней мере, лучше, чем в 2021 году. Очагов АЧС было ровно в два раза меньше, и не было крупных заносов на большие свинокомплексы, – рассказал на «Итогах» председатель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

В 2022 году восстанавливалась после птичьего гриппа отрасль птицеводства. Значительный прирост – около 5% – даёт индейка.
– По объёму производства индейки мы сохраняем третье место в мире. По производству мяса птицы мы пятые, по свинине – тоже на пятом месте, – отметил Сергей Евгеньевич.
В производстве говядины ситуация стабильна, но никаких грандиозных успехов и не ожидалось.

– Стагнация связана с тем, что 80% поголовья России составляет молочный скот, а в молочной отрасли происходит структурная модернизация: мы получаем больше молока при меньшем количестве голов. Плюс сокращается очень быстрыми темпами поголовье скота в ЛПХ (за последние 11 лет – на 34%), а на личные подсобные хозяйства ещё до недавнего времени приходилось до 50% поголовья. Сейчас уже меньше 40%, – рассказал Сергей Юшин.

Отрасль мясного скотоводства пока остаётся под угрозой стагнации, если не сокращения. Хотя до недавнего времени показывала хоть и небольшой, но рост – чем могут похвастаться не многие страны.

– Да, у нас в России за последние десять лет доля мясного и помесного скота выросла с 2% от общего поголовья до более чем 20%. Но, к моему большому сожалению, это произошло в основном благодаря одному-двум крупным проектам, которые, как двугорбые верблюды, тянули эту отрасль: у них была возможность в течение многих лет финансировать эту отрасль за счёт доходов, получаемых от других направлений, – сказал глава ассоциации. – Сегодня окупаемость в мясном скотоводстве в среднем около 12 лет. И проблема в том, что вы можете положить деньги просто в банк, на депозит, и получать 9-10%, ничего не делая. А в мясном скотоводстве надо много пахать.

Производители говядины сталкиваются с серьёзными экономиескими рисками. Во-первых, есть тенденция к сокращению потребления говядины: доходы населения не растут, а дорогое красное мясо оказалось под прессом снижения цен на бройлера и особенно индейку, которую многие воспринимают как наиболее «полезное» мясо. Второй риск – не совсем корректная таможенная политика государства по отношению к внутреннему производителю. Чтобы сдержать рост цен на говядину, экономический блок обнулил пошлины на импорт говядины. В результате этого обнуления, а также укрепления рубля на рынок России хлынул поток более дешёвого зарубежного мяса.



По мнению Сергея Юшина, если бы правительство не обнуляло пошлины, а напротив, повысило их до разрешённого условиями ВТО уровня (27,5%), то производители говядины увидели бы стимул к наращиванию производства.
Что мешает говядине? Итоги рынка мяса 2022
– К сожалению, так устроена наша психология: в правительстве говядину считают товаром первой необходимости. И потому особенно следит за ценообразованием на этом рынке. Была очень напряженная ситуация, когда представители экономического блока правительства нервничали, что говядина росла в цене. И они рассуждали: «Что мы людям скажем?». Я отвечал: «Главное, что мы даём белок по доступной людям цене». А если мы будем давить на цены на говядину, то ею просто никто не будет заниматься, и цены на говядину будут расти. И мы будем становиться ещё более зависимыми». Говядина – дорогое в производстве мясо, оно не может стоить дёшево, – отметил Сергей Евгеньевич.

По оценке Национальной мясной ассоциации, в этом году потребление говядины сократится до 13,8 кг на человека с 14 кг в 2021 году. При этом в целом потребление говядины в России нельзя назвать низким: в мире в среднем приходится 8,5 кг на человека. В Китае и ряде стран Восточной Европы говядины едят меньше, чем в РФ.

Ещё одна тенденция в этой отрасли – растёт потребление дорогой говядины.

– В начале 2010-х годов в России премиальной говядины (мраморное мясо, дорогие отруба) мы потребляли примерно три тысяч тонн при общем объёме рынка говядины более двух миллионов тонн. Сегодня премиальной говядины в год мы продаём по 40 тысяч тонн. Я говорю именно о дорогой говядине – той, где килограмм в опте стоит от 1,5-2 тысяч рублей и выше. Страна большая, и в ней есть очень состоятельные люди. Мы обеспечили физическую доступность этого мяса. Раньше у них были деньги в кармане, но возможности такой не было. Сейчас у них и деньги ещё остались, и такая говядина появилась. Появляются особенные рестораны – стейк-хаусы – в региональных центрах. Надо сказать, что и люди со средними доходами иногда хотят себя побаловать и покупают на праздник стейки.

Сергей Юшин не стал давать советов, стоит ли фермерам заниматься мясным КРС: ведь отрасль требует учитывать массу нюансов. Но, с другой стороны, ли выбирать среди всех отраслей мясного животноводства, идти нужно именно этим путём. Для мясного скота нужны именно те условия, которые есть в России: умеренный климат и много воды.

– И плюс кормовая база – зерновой или травяной откорм. Есть земля, как в Нечерноземье – дешёвая. Выгодно там делать культурные пастбища с многолетними травами. Пустую огромные площади. Даже не глядя на внутренний рынок, а продавая говядину на экспорт, мы могли бы пользоваться этими преимуществами, – сказал эксперт. – И ещё важный фактор: каждое новое рабочее место в мясном скотоводстве, по подсчётам австралийской мясной ассоциации, даёт 6-7 новых рабочих мест в сельском хозяйстве и других отраслях экономики. Мясное скотоводство имеет огромный кумулятивный эффект. Мы не должны его «запороть» безграмотной таможенной политикой.

В производстве баранины, по словам Сергея Юшина, в 2023 году грядут изменения: в отрасль приходят крупные инвесторы, и, вероятно, нас ждёт обеление рынка и технологическая модернизация, когда будет совершенствоваться генетика МРС и технологии откорма.
Пока Национальная мясная ассоциация пытается отстоять интересы производителей перед государством, сами животноводы говорят, что не сомневаются – этим направлением стоило заниматься.

– Если бы наше предприятие, как раньше, только выращивало зерно, мы бы сегодня плакали горькими слезами. А так мы 50% урожая скормили бычкам. Завезли с Хакасии 50 фур с животными, выкормили и сдали на Развильненский мясокомбинат, – рассказал на «Итогах» председатель Ростовской АККОР, фермер Алексей Жданов. – Животноводством я занимался 15 лет и продолжу это дело. На следующий год поставим гранулированный комбикормовый завод, чтобы улучшить конверсию корма. Своим коллегам хочу сказать: я не могу призывать вас заниматься говядиной, потому что не знаю, что будет с завозом импортного мяса дальше. Но то, что 20-30% зерна надо убрать с рынка, факт очевидный. Пусть каждый найдёт способ это сделать. Поэтому всем коллегам в 2023 году желаю профессиональной «чуйки» – она в агробизнесе нужна всем.
Made on
Tilda