Кризис - не про агробизнес
Оцепенение после санкций
сменилось поиском решений
Партнёры
Принцип «готовь сани летом» поддержал аграриев этой весной:
всё необходимое для полевых работ хозяйства подготовили заранее, и коллапса не произошло. Теперь пришло время думать о будущем: искать надёжных поставщиков семян, СЗР, запчастей – с учётом, что партнёрство с некоторыми компаниями стало рискованным.
Массового ухода зарубежных поставщиков семян, средств защиты и сельхозтехники из России в Минсельхозе не ожидают.

– Нас ситуация очень серьёзно волновала, мы обращались к основным поставщикам семенного материала, средств защиты растений, сельскохозяйственной техники. Никто до настоящего времени не заявил о том, что они покидают российский рынок, – рассказал директор департамента растениеводства Минсельхоза РФ Роман Некрасов.

По словам чиновника, все компании «планируют проводить здесь работу как минимум на среднесрочную перспективу». Тем не менее отечественные компании не против при случае расширить своё влияние. «Щёлково Агрохим», например, уже объявило о планах заместить четверть импортных семян сахарной свёклы. И не только свёклы.
– В прошлом году мы совместно с «Щёлково Агрохим» передали в Госсорткомиссию новый сорт пшеницы «Система», – рассказал Сергей Ткаченко, директор по IT и НИОКР агрохолдинга «Степь». – Первые испытания, которые мы провели, показали урожайность вплоть до 100 ц/га. В ближайших планах у нас работа ещё по пяти сортам.
Сергей Ткаченко, выступая на конференции «Западные санкции: крах российского рынка продовольствия или точка роста?», отметил, как важно сегодня повышать технологичность АПК. Помочь в этом могут и отечественные компании.

– Наш партнёр, промышленная группа «ЮМЗ», два года назад предложила испытать почвенные инъекторы. Только за счёт смены методов внесения удобрений мы за один год получили 10-процентное увеличение урожайности. Просто сменив опрыскиватель на инъектор прикорневой подкормки!

Уход зарубежных компаний из России Ткаченко назвал «окном возможностей».

– Приведу пример. Большая часть нашей техники, которая работает в полях, использует автопилоты. До недавнего времени это были пилоты иностранные, и они пользовались точными сигналами тоже иностранными. На этой неделе мы проведём полевые испытания корректирующего сигнала, который нам даёт ПАО «МТС». Это российская компания. Наша техника в Краснодарском крае попробует «ходить» по их сигналу.

Русификация цифры коснётся и беспилотной авиации: сегодня «Степь» вместе с компанией «Аэромакс» разрабатывает первый российский дрон. Уже через месяц начнутся испытания на полях – там, где небо будет открыто.

В сфере цифровизации, кстати, новости о возможных «заменах» зарубежных игроков отечественными компаниями стали особенно частыми. Информация о приостановке продаж со стороны Trimble тут же повысила интерес к российским Cognitive Pilot, ООО «Система точного земледелия» из Новосибирска и компании «Абсолют» из Москвы. Впрочем, Trimble, хоть и попал под санкции, уходить не собирается.
– Мы ни на день не остановили свою деятельность и не собираемся этого делать и в дальнейшем, – заявил Дмитрий Семёнов, глава компании «Калина Агро», крупнейшего дилера Trimble в России.
.
Наши эксперты
генеральный директор ООО "Лилиани"
исполнительный директор НКО "Гарантийный фонд РО"
Нехватку комбайнов компенсируют
бункеры-перегрузчики
Кризис – это стимул пересмотреть свои технологии, уверен гендиректор «Лилиани»
Армен Налбандян
Санкции стали шоком для производителей сельхозтехники. Одни компании вовсе ушли с рынка, другие были вынуждены приостановить работу, третьи, пользуясь безвыходным положением аграриев, повысили цены на уже оплаченные агрегаты. И все эти два месяца остаются без комментариев: большинство брендов объявили «режим тишины».

В этом смысле выгодно отличилась компания «Лилиани». Её глава Армен Налбандян согласился на откровенный разговор с Agrobook.ru – о поставках, ценах, перспективах рынка. И репутации, которая дороже денег.

– Армен Вемирович, компания «Лилиани» производит технику для агрологистики – известные бункеры-перегрузчики для трёхзвенной уборки. Ваша компания российская, с высокой степенью локализации. Скажите, санкции на вас отразились?

– Как и у всех производителей сельхозтехники, у нас возникают проблемы по поставкам комплектации, по логистике. Буквально на прошлой неделе нас «порадовал» поставщик лакокрасочных материалов: российская дочка американской компании, производящая краску в Липецке, перестала поставлять один из компонентов краски из-за проблем с завозом сырья и посоветовала нам искать других поставщиков. Пригласили других производителей, пробуем их краски. Сложность в том, что лакокрасочные материалы, являясь частью технологии нанесения защитного покрытия, у разных производителей отличаются по характеристикам составов. А это требует пересмотра технологий или режимов нанесения краски. Поэтому можем немного просесть по выпуску продукции – до отладки технологии под новые краски.

Другой пример – немецкий поставщик подшипников добровольно присоединился к санкциям и отказался от поставок. Благо, имеется двухмесячный запас подшипников, должны успеть импортировать до момента расходования складских остатков.

Третье – редукторы. Итальянский поставщик ведёт себя непонятно. От поставок не отказывается, но с 1 марта не отгружает две оплаченные партии. На этой неделе у нас закончились запасы редукторов, пока выпускаем бункеры-перегрузчики без них. Мы решили подстраховаться и с начала марта начали работу по поиску альтернативного поставщика. Если итальянцы откажутся, к середине июня подоспеют редукторы турецкого завода.

Проблема возникла и с рукавами, которые являются расходным материалом при хранении зерна. Украинский производитель по понятным причинам не поставит, а отказ глобальных контейнерных линий работать с Россией создаст серьёзные риски поставок из Аргентины и Китая. Поставки европейскими производителями, думаю, тоже будут существенно сокращены.
Также изменилась цена рукавов. Себестоимость поставок не перестаёт расти. Цена взлетела как у производителей, так и у перевозчиков. В результате мы вынуждены были с 24 февраля поднять цену более 30%. Плохо то, что рост себестоимости не останавливается, только на этой неделе от составил 60 евро на один рукав. Мы притормозили их продажу, потому что не знаем, во сколько рукав обойдётся к моменту поставки. Также до конца непонятно, как сработает логистика и в какие сроки уложимся при поставке.
Как повысить производительность комбайна. Боремся с нехваткой техники и сокращаем уборку
– Тем не менее из-за всех этих сложностей вам не пришлось останавливать производство?

– К счастью, нет. Более того, мы его увеличили. Теперь работаем в две смены, шесть дней в неделю. На некоторых участках работаем в три смены.

Дело в том, что многие хозяйства почувствовали все преимущества трёхзвенной уборки (с использованием бункера-перегрузчика), а также хранения зерна в рукавах. Интерес к нашей технологии растёт. В 2021 году мы удвоили выпуск техники и, учитывая динамику роста спроса, в этом году планировали увеличить ещё втрое. К этому готовились с осени. В 2021 году доля «Лилиани» на рынке бункеров-перегрузчиков России составляла 45%, а по зерноупаковочной технике – более 90%. С началом санкций основные конкуренты ушли с рынка, что ещё больше увеличило спрос на нашу продукцию и создало колоссальную нагрузку на предприятие. Теперь производство надо наращивать не в три раза, а гораздо больше. А ведь вопросов много – как в обеспечении комплектующими, так и докомплектации производства новым оборудованием, импорт которого из Европы, Японии и Кореи стал затруднительным, а по некоторым позициям – невозможным. Сложно также с завозом запчастей для ремонта станков, произведённых в недружественных странах.

– Удаётся ли исполнять обязательства по контрактам? Как «Лилиани» выстраивает работу с клиентами в условиях санкций?

– Для нас по-прежнему самое главное – чтобы клиент остался доволен покупкой. Мы выдерживаем сроки по всем контрактам. «Лилиани» заключало много договоров ещё в ноябре-декабре прошлого года, по которым клиенты делали авансовые платежи – для фиксации определённого уровня цен. Все оплаченные контракты исполняются без пересмотра условий. Мы сохраняем цену даже тогда, когда серьёзно проигрываем по себестоимости. Репутационные потери дороже денежных потерь.
Что касается новых контрактов, то они заключаются по новым ценам (с начала марта были вынуждены увеличивать на 15%).

Также пришлось упразднить в нашем ассортименте часть позиций, которые касаются опций. В условиях резкого увеличения потребности рынка пришлось идти на максимальное упрощение поставляемых моделей. Мы предлагаем базовые комплектации бункеров-перегрузчиков с переводом опций на более поздний срок, когда спадёт сезонный ажиотаж спроса.

– Сегодня прибыль сельхозпроизводителя ограничена экспортными пошлинами. Не отложат ли хозяйства в этой ситуации модернизацию парка сельхозтехники до лучших времён?

– В этом году на рынок поступит гораздо меньше комбайнов, чем ожидалось. А старый парк, который невозможно реанимировать, уйдёт с арены. Это означает, что сроки уборки растянутся, увеличатся потери, уменьшатся доходы крестьян. Бункер-перегрузчик позволяет избежать простоя комбайнов при выгрузке, сократить время уборки, и это – наилучшее решение в условиях недостатка уборочной техники.
Также не стоит забывать, что в себестоимости зерна заложена амортизационная составляющая. Допустим, у хозяйства есть 20 комбайнов и требуется докупить ещё десять. Их стоимость – 300 миллионов рублей, годовая амортизация – 30 млн рублей (10% стоимости инвестиций). Альтернатива покупки 10 комбайнов – 7 бункеров за 30 млн рублей. Амортизация – 3 млн рублей вместо 30 млн рублей.
Простая арифметика. Думаю, комментарии излишни.

Ещё один фактор в пользу увеличения интереса к бункерам-перегрузчикам – нехватка автомашин-зерновозов. Цены на автотехнику резко увеличились (новый «Камаз» с прицепом обходится в 9 млн руб.), а старый парк стремительно уменьшается. Между тем автомашины, задействованные на уборке с применением бункеров-перегрузчиков, перево­зят в среднем в два раза больше зерна, чем при традиционной уборке. Зерновозу не приходится выполнять роль «буфера» – ждать, когда поэтапно его загрузят несколько комбайнов, и терять час-полтора. С бункером-перегрузчиком зерновоз проводит на поле менее 10-15 минут.

А вот технология хранения зерна в пластиковых рукавах не только решает проблему складов, но и позволяет начинать жатву на 3-5 дней раньше, при влажности 19-22%, увеличив сезонную нагрузку на комбайны (анаэробное хранение в рукавах – идеальный способ сохранения влажного зерна). Помимо этого такой подход позволяет избежать осыпания зерна, потери натуры и пересушки.

Вопрос сушки сохранённого в рукавах влажного зерна тоже решается нетрадиционно – не через сушилку, а через «перенос» влаги от переувлажнённого зерна на пересушенное. Двусекционные бункера-перегрузчики «Лилиани» позволяют миксовать влажное и пересушенное зерно, не теряя деньги как от потерь веса пересушенного зерна, так и на затратах сушки – через зерносушилку.
В условиях, когда цена на зерно ограничена (экспортные запреты), выигрывает тот, у кого себестоимость ниже. Комбинация трёхзвенной уборки и хранения зерна в рукавах – технология, которая как раз позволяет снизить себестоимость.

Существует ещё одна угроза: Россия может столкнуться с недостатком мощностей по хранению зерна. Это связано как с увеличенными переходящими остатками зерна – из-за ограничений экспорта (дополнительно – около 10 млн тонн), так и с прогнозируемым большим урожаем (127-130 млн тонн). Учитывая, что суммарные мощности всех зернохранилищ (элеваторы и зерносклады хозяйств) не обеспечат размещение всего выращенного зерна, единственное решение – хранение в рукавах. Однако, как я уже сказал, здесь много неизвестности, засада. Дисбаланс между предполагаемым объёмом импортируемых рукавов и их потребностью в рамках страны может привести к тому, что, по оценкам экспертов, около 10-20 млн тонн зерна не будет обеспечено мощностями по хранению. (Для справки: в 2021 году в России около 9 млн тонн зерна хранилось в пластиковых рукавах.)

– Выходит, бункеров-перегрузчиков, зерноупаковочной техники и рукавов может не хватать всем желающим?

– Кому-то, к сожалению, может не везти. Чтобы как-то нивелировать ситуацию с нехваткой техники, мы решили создать новое направление – АГРОШЕРИНГ (по аналогии с каршерингом), выделив на этот проект 165 единиц своей техники, которая будет предоставляться в аренду хозяйствам под конкретные задачи: к примеру, под ускорение уборки (бункера-перегрузчики) или укладку зерна в рукава (бункера-перегрузчики и зерноупаковщики). Услугу для начала планируем оказать в южных и центральных регионах европейской части России, с дальнейшим расширением в сторону других регионов. Так мы дадим возможность большему количеству хозяйств воспользоваться нашей техникой. То есть техника проработает не в одной климатической зоне, а в трёх и более, увеличив собственную сезонную нагрузку в несколько раз. При этом рукавами свою технику обеспечиваем на 100%.

Это наш вклад в решение проблемы сбора и сохранения урожая в новых реалиях.
Как изменились запросы бизнеса в области поручительства в условиях санкций
НКО «Гарантийный фонд РО» снижает ставку
до минимальной и
увеличивает долю ответственности
Исполнительный директор НКО «Гарантийный фонд РО» Роман Соин рассказал, как изменились запросы бизнеса в условиях санкций с марта 2022 года и насколько активно обращаются за поручительством сельскохозяйственные организации.

— Изменился ли спрос на поручительство в марте-апреле текущего года по сравнению с прошлым периодом?

— Текущая ситуация внесла свои коррективы, спрос изменился. За март-апрель прошлого года Фонд выдал 55 поручительств суммой около 320,6 млн рублей. Это позволило привлечь около 729,7 млн рублей финансирования.

В этом году за текущий период марта-апреля мы выдали 46 поручительств – меньше, но общая сумма договоров больше — 330 млн. Сумма кредитов — около 850 млн рублей.

Среди них 21 предприятие — сельхозтоваропроизводители, сумма их договоров — 102,9 млн рублей в совокупности. В результате обращения в Фонд они смогли привлечь 266,3 млн рублей финансирования.

При этом у сельхозпроизводителей были абсолютно разные цели. Одни брали займы на пополнение оборотных средств: приобретение средств защиты растений, удобрений, семян, ГСМ. Другие — конкретно на сельхозтехнику.

— Сколько поручительств выдал Фонд с начала года?

— С начала года Фонд выдал порядка 79 поручительств, общая сумма — 650,3 млн рублей. Объем финансирования — 1 442,8 млрд рублей.

Что же касается сельхозтоваропроизводителей, то все договоры с ними были заключены в марте-апреле.


Некоммерческая организация «Гарантийный фонд Ростовской области» предоставляет поручительства по финансовым договорам хозяйствующих субъектов, если им не хватает собственного залога. Учредителем компании является правительство Ростовской области в лице Минэкономразвития региона.
Как изменились запросы бизнеса в области поручительства в условиях санкций
— Как предприятия выходят из кризисных ситуаций? Как они ищут возможности для продолжения дальнейшей работы и есть ли у вас предложения по стратегиям для клиентов?

— С кризисными явлениями бизнес живёт с 2020 года. Сначала была пандемия, потом санкции. Как вести дела в кризисной ситуации, у бизнеса свой подход. Мы на территории Ростовской области помогаем налаживать импортозамещение — чтобы предприятия могли после небольшой доработки или даже без неё выпускать те комплектующие, которых не хватает на рынке после ухода западных компаний. Верим, что сельхозтоваропроизводители для выхода из кризиса найдут то или иное решение. Да, сейчас есть заградительные пошлины на торговлю. Но наш бизнес гибок, он всегда ищет нестандартные пути и решения тех или иных проблем. Я надеюсь, что из ситуации с санкциями мы выйдем с минимальными потерями.

— Как отреагировал Фонд на работу в новых условиях? Что-то изменилось в поддержке бизнеса?

— Мы приняли решение, как бы ни странно это звучало в текущих условиях, снизить ставку до 0,5% для всех наших предпринимателей из Ростовской области, вне зависимости от вида деятельности, от категории заёмщиков. Это минимальный размер ставки, предусмотренный законом федеральным нормативным актом. Сейчас предложения и документация по снижению ставки направлена учредителю Фонда.

Кроме того, вне зависимости от категории заёмщика мы увеличили долю нашей ответственности до 70% от суммы обязательства. Также был сокращён пакет необходимых документов.

— Какие задачи ставите себе на этот год?

— Мы каждый год ставим себе определённые задачи, но жизнь вносит свои коррективы. Сейчас наша задача — сделать так, чтобы помощь была максимально комфортная для заёмщика и недорогая. Мы не останавливаемся на достигнутом. Мы сделаем всё возможное и даже больше для поддержки бизнеса, планируем развивать текущие направления, такие как факторинг. Это актуально, так как сократились отсрочки платежа и клиенты чувствуют значительный кассовый разрыв.
Made on
Tilda